Тренерская команда

Тренерская команда


2013-03-29 07:15

Сейчас роль лидера украинского футбола перешла к "Шахтеру", клубу, если считать по достижениям, молодому. Напомним — первое чемпионство донецкая команда взяла в 2002 году. А вот в "Динамо" после кончины Лобановского дела пошли наперекосяк. В этом сезоне команда в Лиге чемпионов не сумела выйти из группы, а в Лиге Европы вылетела в первом весеннем раунде (1/16 финала). Мало того, она впервые, наверное, в истории независимой Украины после 21-го тура идет в борьбе за второе место вровень с днепропетровским "Днепром" и харьковским "Металлистом".

Пограничники Казахстана не выпускают из страны россиянку

Понятно, что по финансовым возможностям с "Шахтером" тягаться трудно: владелец донецкого клуба Ринат Ахметов в списке самых богатых людей Украины. Пусть сами по себе деньги и клубные бюджеты в футбол не играют, но побеждать "богачей" можно, лишь если тренер умеет так готовить команду, чтобы в нужный момент проявить свои сильные стороны и использовать слабости соперника.

Киевское "Динамо" в лучшие времена именно тренерской командой и было. С 1964 по 1990 год во главе клуба были всего три тренера: Виктор Маслов, Александр Севидов и Валерий Лобановский.

На строительство комплекса больницы Охматдет направлено 300 млн грн

Любители статистики поправят: был и четвертый — Юрий Морозов, но он лишь на сезон — в 1983-м — подменял Лобановского, работавшего тогда в сборной. На эти почти 30 лет и пришлись главные достижения киевлян в советском футболе: при Маслове — три чемпионата и Кубок, при Севидове — чемпионат, при Лобановском — восемь чемпионских титулов, шесть кубковых, два Кубка обладателей кубков и один Суперкубок в Европе.

Гегемонию московских клубов в чемпионатах СССР киевское "Динамо" нарушило в 1961 году с тренером Вячеславом Соловьевым, москвичом из знаменитой в послевоенные годы "команды лейтенантов" — ЦДКА. Так получилось, что 25-летие этого первого чемпионства мы отмечали вчетвером — Соловьев, Лобановский, с которым Вячеслав Дмитриевич до конца дней поддерживал добрые отношения, друг Лобановского артист Олег Борисов и я.

В Москве задержан подозреваемый в гонках на Порше

Дело было в гостинице "Пекин", где разместились динамовцы, прилетев в Москву на очередной матч.

Соловьев, Лобановский, Борисов (в том далеком 1961-м — тренер, игрок, болельщик) в 1986-м в деталях вспоминали тот чемпионский матч. Играли его динамовцы с харьковским "Авангардом". Объявили, что московское "Торпедо", единственный на тот момент турнирный преследователь "Динамо", сыграло вничью в Ташкенте с "Пахтакором". И киевский стадион взорвался. Публика забыла, что на поле идет игра. Сворачивали газеты, поджигали их. "Как только не спалили трибуны?" — удивлялся Борисов. "Мы на поле испугались. У меня даже мысль мелькнула: не дай бог случится страшное, не надо никакой победы в чемпионате, только бы обошлось",— ответил Лобановский. А Соловьев рассказал об эпизоде, на который никто не обратил внимания: тренер харьковчан Анатолий Зубрицкий после объявления, что "Торпедо" сыграло вничью, подошел к киевской скамейке, обнял Соловьева и поздравил его с чемпионством прямо во время игры. "Такого, по-моему,— сказал Соловьев,— никогда не было в официальном матче".

Яркий след оставил и Виктор Маслов — тренер от Бога, как называли его все игроки, когда-либо с этим специалистом соприкасавшиеся. "Маслов — первый, кто разрушил у нас стереотипы,— считает блистательный киевский форвард, известный тренер Олег Базилевич.— Он часто вступал в противоречия с болельщиками, журналистами и конечно же с футболистами. Но именно Маслов, талантливейший тренер, видел на годы вперед. Он был великим тактиком, который и нас приучил к тому, как надо играть".

Любопытно, что Базилевич в один прекрасный момент составил компанию Лобановскому: оба были вынуждены из команды уйти, потому что Маслов, разрабатывая систему 4+4+2, по которой тогда никто в мире еще не играл, не видел в ее рамках места ни для Базилевича, ни для Лобановского. С Лобановским у Маслова в 1964-м случилась перепалка после матча "Шинник" — "Динамо" в Ярославле. О ее содержании динамовские ветераны вспоминают примерно так: "Вели 2:0, но закончили 2:2. Маслов обиделся. Собрал команду и давай по одному чихвостить. Дошел до Лобановского: "Валера, что ты делал на поле?" — "Понимаете, Виктор Александрович, в команде есть ювелиры и чернорабочие". Маслов снял очки, долго смотрел и сказал: "Валера, у меня все будут чернорабочие, но исполнение должно быть ювелирным"".

Когда мы работали с Лобановским над его книгой "Бесконечный матч", я, естественно, задал ему вопрос о Маслове. "И я бы на его месте поступил так же,— был ответ.

Восемь классов образования, из подручных средств в тренировках — только секундомер и свисток, феноменальный, без видеозаписей, объем знаний о сопернике, интуитивная постановка интенсивности, с опережением на годы,— в основу тренировочного процесса, переход — первый в мире — на 4+4+2, десять титулов — четыре чемпионства и шесть Кубков СССР с разными командами — это все Виктор Маслов.

Болельщиком номер один киевского "Динамо" был руководитель украинской компартии Владимир Щербицкий. Он переживал за команду, интересовался всем, что в ней происходит, но никогда не вмешивался в тренерские дела.

Щербицкий с огромным уважением относился к Лобановскому. В 1984-м "Динамо" после возвращения тренера из сборной заняло в чемпионате 10-е место. Вопрос о киевском "Динамо" обсуждался на заседании секретариата ЦК Компартии Украины. Щербицкий предложил выступить всем собравшимся и внимательно выслушал. Большинство предлагало заменить Лобановского. Вывод Щербицкого: "За команду спрошу с вас со всех, а тренером "Динамо" будет Лобановский".

Щербицкий прощал Лобановскому то, чего никогда не простил бы ни одному чиновнику. Однажды, после того как Лобановский настоял на переходе в киевское "Динамо" двух днепропетровских звезд, игроков сборной СССР Олега Протасова и Геннадия Литовченко, партийный руководитель Днепропетровской области пожаловался Щербицкому: "В "Днепре" они были на первых ролях, а в Киеве играют от случая к случаю, а иногда и вовсе сидят на лавке".

Щербицкий вызвал Лобановского "на ковер" вместе с секретарем ЦК по идеологии, будущим первым президентом Украины Леонидом Кравчуком, самым, наверное, постоянным нынче посетителем VIP-ложи на динамовских матчах, и поинтересовался: "Почему?" Можно было подвести какую угодно базу под объяснение причин. Но Лобановский ответил: "Владимир Васильевич, когда вы ведете заседания политбюро и занимаетесь расстановкой кадров, вы же основываетесь на каких-то своих соображениях. Так и в моем деле..."

Сам Щербицкий на загородную тренировочную базу "Динамо" в Конча-Заспу не приезжал. Но перед каждой киевской игрой из центра Киева за город отправлялись три черные "Волги" с его доверенными лицами. Состав посетителей время от времени менялся — в него по должности входили ответственные работники ЦК КПУ, Совмина и МВД. Уровень — завотделами ЦК и генералы.

У главного входа машины притормаживали, гости направлялись по короткой аллейке к подъезду. Их непременно встречал администратор, по скрипучей лестнице провожал на второй этаж — в тренерскую. Если делегация заставала кого-либо из игроков за бильярдом, все здоровались за руку, улыбались и спрашивали: "Как дела?" Футболисты за глаза именовали делегацию "кавалькадой".

Дорогу гости, конечно, знали и сами, но без сопровождавшего не делали ни шагу. В тренерской у всех было свое место: представитель ЦК садился рядом за столиком, за которым располагался Лобановский. На встречу выделялся час, а Лобановский появлялся ровно в 12. Высокий, подтянутый, спокойный, серьезный — он начал пользоваться ежедневником (привозили из-за границы), когда о них в стране и не ведали, в начале 70-х. Тренировочный костюм с иголочки, на кроссовках ни пятнышка, излучает уверенность, да еще и моложе гостей, он здоровался с каждым за руку, садился и приступал к разговору.

Для Лобановского эти встречи были важны: он стремился выжать максимум полезного для команды, а люди от Щербицкого наделялись самыми широкими полномочиями. Они делали пометки в блокнотах, в которые на исходе встречи заносили ориентировочный состав "флагмана украинского футбола" на завтрашний матч: сразу по возвращении в город листочек с фамилиями 11 динамовцев появлялся на столе шефа.

Примерно за год до распада СССР Валерий Лобановский отравился тренировать ближневосточные сборные — сначала Эмиратов, а потом Кувейта. Параллельно с Союзом стало разваливаться и киевское "Динамо": помогали некомпетентные руководители из бывших комсомольцев. Неизвестно, чем бы это закончилось, если бы не вмешательство известного бизнесмена, динамовского болельщика с детских лет Григория Суркиса. 21 июля 1993 года он стал президентом ФК "Динамо-Киев". Клуб был банкротом: только долг перед банками составлял 5 млн долларов, по тем временам огромная сумма. Заложены были квартиры и машины игроков. У футболистов отсутствовала мотивация — они норовили поскорее уехать за границу, неважно, в какой клуб и на каких условиях. "Динамо" осталось без средств: в раздевалку перестали завозить минеральную воду, и игроки приносили пластиковые бутылочки на игру...

Приведя в порядок финансовые дела "Динамо", Григорий Суркис оказался вместе с братом Игорем и другими владельцами киевского "Динамо" в цейтноте. Суркисы, оптимисты по натуре, понимали: если команду во второй половине 90-х годов не возглавит фигура масштаба Лобановского (а такая фигура — только одна), можно считать, что силы и средства потрачены напрасно. За несколько лет "Динамо" успели потренировать Михаил Фоменко, Владимир Онищенко, Николай Павлов, Йожеф Сабо: четыре специалиста в течение трех лет — текучка для клуба с европейскими амбициями непозволительная.

Но настал момент, и все совпало: Лобановский больше не мог работать в кувейтской "клетке", "Динамо" провалилось в еврокубках осенью 1996-го, владельцы были в состоянии, близком к безысходности. В предварительном раунде Лиги чемпионов киевляне проиграли венскому "Рапиду" (2:4 и 0:2), а в 1/32 Кубка УЕФА не сумели пройти швейцарский "Ксамакс" (1:2 и 0:0).

В Невшателе, после проигрыша "Ксамаксу", братья Суркисы молча сидели вдвоем в гостиничном номере. Наконец, Игорь заговорил о том, что "Динамо" нужен тренер, способный вывести таких футболистов, как Шевченко, Ребров, Шовковский, Ващук, Лужный, на новый уровень. Иначе ничего хорошего не ждет ни команду, ни этих талантливых игроков. Такой фигурой в киевском клубе мог стать только Лобановский.

В ночном самолете из Швейцарии к Суркису-младшему подошел Григорий Спектор, в советские времена работавший при Лобановском администратором команды и хорошо его знавший: "Говорю только тебе: Лобановский в Киеве". Игорь подсел к Григорию и сказал: "Сегодня мы должны поехать к Лобановскому". "А где он?" — удивился Суркис-старший. "В Киеве".

Пятичасовая встреча в квартире Лобановского привела к соглашению: тренер возвращается в "Динамо". Не было подписано ни одной бумаги. Контрактом стало слово, неукоснительно соблюдавшееся сторонами. За 5 лет — от возвращения Лобановского до его кончины — "Динамо" пять раз становилось чемпионом Украины, трижды выигрывало Кубок и пробивалось в полуфинал Лиги чемпионов — этап, по сей день недоступный клубам из СНГ.

За 11 лет после ухода Лобановского из жизни "Динамо" возглавляли 10 (!) тренеров, причем Йожеф Сабо и Юрий Семин — дважды. При этом киевский клуб — единственный из крупных клубов бывшего СССР (в отличие от "Спартака", московского и тбилисского "Динамо", "Локомотива", ЦСКА и "Зенита"), который ни разу не обращался к услугам иностранных специалистов. Если, конечно, не считать таковыми россиян Юрия Семина и Валерия Газзаева. Игроков же зарубежных, как и везде, много.

Сейчас команда, которую с сентября прошлого года тренирует Олег Блохин, звезда европейского футбола 70-х годов, пребывает в тени стабильного в тренерском плане "Шахтера". Но тренерский принцип, похоже, работает: румынский специалист Мирча Луческу, приводивший донецкий клуб к шести чемпионским титулам (предстоящая победа, которую осталось только официально зафиксировать, станет седьмой), четырем Кубкам Украины и победе в Кубке УЕФА, работает в Донецке с 2004 года...

Подождите, загрузка

Добавить комментарий:
Имя
Комментарий
девять умножить на шесть =